Метод ФЕЛЬДЕНКРАЙСА/Анат Баниэль для преобразования жизни детей с особыми потребностями.

Ребенок рождается. Это чудо. В первые несколько недель малыш много спит, кормится грудью и иногда плачет, а также нуждается в том, чтобы его держали на руках и качали. Его руки и ноги двигаются, а тело подергивается — все это непроизвольные движения.

Вскоре его семья замечает, что он стал делать то, чего не мог делать раньше. Когда его берут на руки, он держит голову сам. Он протягивает руку, чтобы дотронуться до лица своей матери. Он цепляется за родительский палец или маленькую игрушку. Он переворачивается. К тому времени, когда проходят два года, этот маленький человек уже может ходить, говорить и даже спорить, и он продолжает расти, учиться и изменяться с невероятной скоростью. Как родители и опекуны, мы обеспечиваем удовлетворение потребностей ребенка и предоставляем ему важную поддержку в развитии. Тем не менее наше понимание того, как возникают эти замечательные изменения, является ограниченным и у нас точно нет прямого контроля над тем, когда они в действительности происходят.

Иногда этот замечательный спонтанный процесс развития не проходит как обычно. Детский церебральный паралич (ДЦП), травмы мозга и нервов, аутизм, врожденные пороки развития, генетические нарушения, нарушения сенсорной интеграции, а также множество известных и неизвестных причин мешают способности ребенка развиваться, учиться и делать то, что делают другие дети. Родители таких детей и терапевты остаются с вопросами о том, как им можно помочь наилучшим образом.

Многие традиционные подходы — физическая терапия, реабилитационная терапия, медицинское вмешательство, а также большинство видов массажа и работы с телом подходят к работе с ограничениями ребенка «в лоб» и пытаются заставить их делать то, что они должны делать в соответствии с их возрастом и стадией развития.

Например: Когда 18-месячный ребенок с ДЦП не может сесть, его скорее всего будут постоянно помещать в положение сидя с надеждой, что он каким-либо образом станет достаточно сильным и разовьет мышечную координацию, чтобы сделать это самостоятельно. Десятилетний мальчик, не умеющий читать, получает часы дополнительного обучения. Руку девочки с травмой плечевого сплетения массажируют и совершают ей круговые движения с целью расслабить и увеличить диапазон движения.

При использовании метода Анат Баниэль (АБМ) применяется совершенно иной подход. Вместо того, чтобы сосредотачиваться на ограничениях и пытаться напрямую исправить имеющуюся проблему на уровне мышц, костей, суставов и мягких тканей, фокус смещается на то, где лежат наиболее значительные возможности решения проблем — на мозг.

Построенный на основе работы доктора наук Моше Фельденкрайза, метод Анат Баниэль работает путем коммуникации с мозгом особых детей и способствует формированию у них новых нейронных связей и паттернов вне зависимости от причин проблем. Частью этой работы является реализация девяти принципов, следование которым необходимо для того, чтобы в мозге формировались новые эффективные паттерны движений, мышления и эмоций.

“Заметив, что движение и осознавание являются главными инструментами коммуникации с мозгом, а также лежат в основе реализации потенциала детей к обучению и изменениям, я расширила применение тех же научных принципов работы Фельденкрайза не только на тело и движение, но также на эмоциональное и интеллектуальное развитие”. Анат Баниэль

Из исследований мозга и отчетов об отдельных случаях мы знаем, насколько удивительными часто оказываются возможности мозга. Мы также знаем о том, что его потенциал гораздо больше, чем любой из нас смог воплотить. При использовании АБМ видно, что это также верно и для мозга особого ребенка. Мы обращаемся к этим возможностям, чтобы помочь детям с особыми потребностями выйти за пределы их существующих ограничений.

Процесс дифференциации в мозге.

Ребенок с церебральным параличом, который не может дотянуться своей рукой до бутылочки и взять ее, имеет те же самые мышцы, суставы и кости, как и ребенок, который может это сделать. Разница лежит в том, что мы называем «процессом дифференциации в мозге». В растущем организме дифференциация подразумевает процесс, за счет которого клетки и ткани развивают все более специализированное функционирование и увеличивающуюся структурную и функциональную сложность.

На приведенных изображениях Анат Баниэль работает с девочкой по имени Изабель, которой поставили диагноз перивентрикулярная лейкомаляция/церебральный паралич. «Когда я увидела ее в первый раз в возрасте 15 месяцев, она казалась застывшей», — говорит Анат. — «Она не могла перевернуться на живот или на спину, не могла использовать руки, ее глаза были сведены вместе и она не произносила звуков. После первого урока, она начала переворачиваться на живот, а после второго смогла переворачиваться на спину».

Справа: Анат Баниэль сдвигает левое колено Изабель вверх, чтобы дать сигнал ей и ее мозгу встать на колени. Изабель подхватывает эту невербальную подсказку и встает на руки и колени.

В самом начале восприятие и движения ребенка в основном носят недифференцированный характер. Мозг посылает сигналы в мышцы для сокращения неизбирательным образом. Когда ребенок волнуется, все мышцы-сгибатели сокращаются одновременно. Обе руки отражают движения друг друга. Процесс работает по принципу «все или ничего». Контроль очень незначителен. По мере того, как мозг ребенка начинает распознавать различия в ощущениях, идущих от его собственного тела, его движений и от окружающего мира, его мозг начинает процесс дифференциации.

В нем создаются новые связи между нервными клетками, развивается способность возбуждения все меньших и более точных мышечных групп (вместо возбуждения сразу множества мышц одновременно) и создаются конфигурации все большей сложности. Вытянуть руку вперед и взять бутылку — это чрезвычайно сложный и тонкий процесс, который охватывает сложные взаимоотношения между мышцами руки, плеча, шеи, глаз, поясницы, грудной клеткой и ключицами с учетом времени активации всех этих частей. Так как большинство людей может легко выполнить это движение, то чаще всего имеет место недостаточное понимание того процесса, который необходим для его освоения.

Болезни, травмы, повреждения мозга или врожденные дефекты вмешиваются в процесс дифференциации в мозге ребенка с особыми потребностями. Множество симптомов и ограничений, которые есть у таких детей, являются результатом прекращения этого процесса. Когда практик помогает мозгу ребенка успешно его продолжить, результаты часто напоминают чудеса.

Принципы превращения стимуляции в информацию, на основе которой мозг может осуществлять дифференциацию и развиваться.

Эти требования называются «Девятью принципами». Ниже рассмотрено три из них, а также конкретные инструменты для их применения, которые практики могут вводить в свою собственную работу с любыми детьми, в любых ситуациях, в любое время.

1. Вариативность

Вариативность создает для ребенка возможности для восприятия различий, предоставляя мозгу новую информацию, которая ему необходима для дифференциации и создания более успешных паттернов, чем те, которые он знает сейчас. Чтобы создавать вариации, намеренно изменяйте то, что вы делаете с ребенком, убедившись, что вы не повторяете одно и то же действие снова и снова.

Например, когда вы хотите, чтобы ребенок научился дотягиваться и поднимать свою руку, вместо того, чтобы пытаться растянуть ее, вы можете сначала помочь ему согнуть руку чуть сильнее и затем отпустить ее. Одновременно с этим поверните голову ребенка в одну сторону и затем в другую. Затем помогите ему согнуть и вытянуть одну из его ног в то время, как он выгятивает и сгибает руку.

Анат и Изабель работают над ее способностью стоять, используя мышцы спины, а не руки, как делает большинство детей с этим состоянием. Изабель показывает свое желание стоять и встает на колени, но не знает, как продолжить это движение.

Баниэль помещает обе ступни Изабель в положение стоя и дает время Изабель заметить движение и положение ног. «Анат обладает замечательной способностью через наблюдение, знание и интуицию задействовать то, что ребенок умеет на текущий момент, чтобы идти к следующему уровню его физического и интеллектуального развития», — говорят родители Изабель, Триш Карлински и Барбара Остин.

Варьируйте те же самые действия с ребенком, когда он лежит на спине, на боку, когда он лежит на руках у мамы и затем сидит на стуле. Затем делайте что-либо совершенно другое, как например, перекаты ребенка с одной стороны на другую, затем вернитесь к сгибанию и выпрямлению руки ребенка и посмотрите, стало ли оно легче.

Вариации «включают» мозг. Будьте изобретательны.

Добавляйте что-то абсолютно новое или множество небольших изменений и различий в том, что вы делаете. Чем больше новых вариаций испытывает на себе ребенок, тем лучше и быстрее его мозг сможет различать и формировать новые решения. Ребенок учится тому, как обучаться.

Без вариативности мы лишаем мозг новой информации, которой он жаждет; не важно насколько сильно практик и ребенок будут стараться, результаты будут очень ограниченными, если не предоставить такие вариации. Если ребенок не может сделать то, что практик пытается заставить его делать, необходимо ввести что-то новое. Если ребенок уже может делать то, что вы предлагаете, время переходить с ребенком к следующему для него уровню функционирования.

“Каким бы методом вы не занимались, всегда есть пространство для вариаций. Если вас учили следовать очень конкретным последовательностям инструкций, вначале может быть немного страшно или даже казаться «неправильным» импровизировать и добавлять различные варианты. Но, как я всегда заверяю своих практиков, внимательно следите за детьми и получающимися результатами, ориентируйтесь на ваши собственные наблюдения за ребенком. Делая так, вы увидите, как ребенок развивается прямо на ваших глазах”. Анат Баниэль

2. Утонченность

При работе с ребенком чрезвычайно важно избегать использования чрезмерных усилий для того, чтобы заставить ребенка выполнить желаемое действие. Использование вместо этого утонченности означает что вы заменяете принуждение, подталкивание и большие усилия на лучшие навыки, маленькие различия и мягко производимые изменения. Утонченность важна потому что она предоставляет мозгу ребенка возможности заметить маленькие изменения на эмоциональном, интеллектуальном и двигательном уровнях. Способность воспринимать тонкие различия — это основа интеллекта.

Мы, люди, физиологически и неврологически структурированы таким образом, что чем менее интенсивен стимул, тем более мы способны воспринимать маленькие различия. Точно так же, чем интенсивнее стимул, тем меньше мы вообще способны различать какие-либо отличия. Эта закономерность известна как закон Вебера-Фехнера. Чем сильнее фоновый шум, тем меньше мы способны слышать тихий звук, как например, когда человек нам что-то шепчет. Когда вокруг тихо, мы можем слышать самый тихий звук.

Аналогично, когда наши тела прилагают большие усилия, мы не можем почувствовать тонкие изменения и различия и, таким образом, стимуляция не имеет информационной ценности для мозга. Здоровые новорожденные и маленькие дети совершают мягкие прикосновения. Они двигаются с незначительными затратами энергии. Их ощущения ясные и отчетливые, что позволяет им научиться большему, чем в любое другое время их жизни.

3. Медленность

Медленность означает именно то, что означает. Она проявляется, когда практик намеренно уменьшает скорость своих действий с ребенком и следит за тем, чтобы ребенок также все выполнял медленно. Медленность привлекает внимание мозга; быстрое выполнение позволяет мозгу совершать только то, что он уже знает.

Замедление дает мозгу время, которое ему необходимо, чтобы почувствовать и воспринять разницу и таким образом получить новую информацию, с которой он немедленно начнет процесс дифференциации. За счет замедления, особенно когда оно комбинируется с уменьшением силы, ребенок прекращает действовать привычным или автоматическим образом и вместо этого начинает осознавать, что он делает. Таким образом ограничения трансформируются в возможности — и именно так мы можем обратиться к ресурсам, доступным для ребенка и для самих себя.

«Делать что-либо медленнее» звучит проще, чем оказывается на самом деле. Для того чтобы замедлить наши действия, требуется ясное намерение, навык и контроль. Стресс, беспокойство, амбиции, ощущение сложной задачи и затруднения часто приводят нас к торопливым действиям, которым также недостает осознания и утонченности.

Когда мы, практики и родители, обучаемся тому, как замедляться, ребенок с особыми потребностями немедленно проявляет больший интеллект и значительно расширенные способности к обучению.

Многие практики и родители открыли для себя поразительные результаты, которые ощущает ребенок, когда применяются эти принципы. Когда мы устанавливаем связь с потенциалом человеческого мозга и его способностью к самоорганизации, результаты всегда превосходят наши ожидания. Каждый аспект ребенка подвергается трансформации. Когда мы, как практики, устанавливаем таким образом связь с ребенком, возможности его развития становятся практически безграничны.

Анат Баниэль обучалась у Моше Фельденкрайза и в начале 1980-х ее наставник передал работу с детьми из своей практики ей. Метод Анат Баниэль для детей, главный центр которого расположен в Мэрин Каунти, Калифорния, развивался в течение более чем 20 лет. Сейчас Анат Баниэль является международно признанным экспертом в улучшении функционирования детей с особыми потребностями.

Полная версия статьи здесь.